Министр финансов: в пенсионной системе нельзя совершать непродуманных революций

Опубликовано в Новости интернета

Министр финансов: в пенсионной системе нельзя совершать непродуманных революций

29.12.2017

Министр финансов Тоомас Тынисте (IRL) говорит, что сумел немного выпрямить пошедшую вкривь и вкось налоговую политику коалиционного правительства. Следующая цель – сбалансировать государственный бюджет, чтобы освободиться от клейма крупного растратчика.

- На данный момент вы уже полгода находитесь на этой должности. Вам нравится быть министром финансов?

- (Долго думает.) Поначалу я думал, что пожалею об этом решении. Теперь не жалею. Мне нравится прикладывать усилия. Меня поставили руководить очень сложной областью, в то же время у меня есть политический опыт работы в Рийгикогу. В широком масштабе я знал, как все происходит. Никаких иллюзий не было.

- Что стало самым холодным душем?

- Сразу на первой неделе я попал под шквальный огонь критики. Что бы ты ни делал - все плохо. Выкопали из прошлого все, что имело под собой хоть какое-то основание, чтобы об этом вспомнить. К счастью, работы было так много, что я решил не реагировать и не читать прессу.

Я привык к вниманию. Такой благодарности и внимания общественности, которые были тогда, когда мы с братом получили олимпийские медали, в должности министра финансов я, конечно, не удостоюсь (улыбается).

- Вы как предприниматель почувствовали себя в настолько сложном положении, что решили претворять в жизнь политику левого правительства и защищать новые налоги?

- Я потому и стал министром, что правительство слишком сильно отклонилось влево. Я как предприниматель и как человек заинтересован в том, чтобы предпринимательская среда оставалась хорошей. Многие масштабные идеи, которые поначалу были у нынешнего правительства, девальвировались, когда был составлен реальный пакет налогов.

В этой ситуации я хотел сказать свое слово. И хотя я вошел в класс, когда уроки уже начались, мне было приятно, что я сумел вмешаться в некоторые дела.

- Когда вы стали министром, вы говорили о том, что можно было бы вообще поднять налог с оборота на процент и отменить всю мелочь.

- Это не было предложением. У меня просто спросили мое мнение. Я пришел в правительство с чистого листа. Первой моей мыслью было, что вместо налоговой каши можно было бы поднять налог с оборота на один процент.

Я не знал, что этот вопрос серьезно обсуждали в кабинете министров. Возникли большие споры. Мои первые слова вызвали опасения у партнеров по коалиции, что я вновь развяжу эту войну.

- Потом вы привлекли внимание тем, что уменьшили размер задуманного акциза на алкоголь, которое запланировано на будущий год. Как сейчас поступает акциз?

- Если мы посмотрим последние месяцы, то поступает он в прогнозируемом объеме. Данных за декабрь пока нет. Но у меня есть ощущение, что в этом году мы отстанем от графика на несколько миллионов. Это чувство основано на моем предпринимательском опыте и на том, что я вижу вокруг и что слышу, общаясь с людьми.

Поступление акциза, конечно, очень сложно спрогнозировать. Особенно, когда у людей возникает чувство протеста, когда они больше не хотят покупать алкоголь в Эстонии.

- Вы действительно видите этот протест?

- Да, он ощущается. Частично его зародили СМИ, которые постоянно пишут о приграничных магазинах Латвии. Журналистика создала фон: якобы алкоголь в Эстонии очень дорогой. Этим фоном мы отпугиваем и финнов. Их журналисты копируют наши заголовки. И у финнов сложилось впечатление, что Эстония настолько дорогая страна, что больше нет смысла сюда ехать.

- В этом году у вас возникло ощущение, что налоги поступят не в полном объеме, а что будет в следующем году?

- Мое изначальное предложение было таким: отменим повышение акциза в начале года и сократим следующее повышение вполовину. То есть, поднимем акциз не на десять процентов, а на пять. Нужно проследить и за тем, чтобы алкоголь не стал слишком дешевым. А что будет с акцизами, зависит от поступлений первых месяцев нового года.

- У вас у самого есть фирма по оптовой продаже алкоголя. Вы тоже продаете латвийским приграничным магазинам?

- Это хороший вопрос. Мы продаем алкоголь в магазины Таллиннского порта, например, в Superalko, который работает и в Латвии. Само по себе вино ведь не является основным товаром приграничной торговли. Может быть, продаем и в приграничные магазины, точно я не знаю. Я должен это выяснить.

- Поговорим о других провисших налогах. Что будет с налогом на сахар, акцизом на упаковку? Вылетят?

- Я думаю, да. Я не вижу, что сегодняшняя коалиция это сделает.

- Экономика растет так быстро, что новые налоги не нужны?

- Да, точно.

- А еще что-то, что может оставить горькое послевкусие?

- Горечь ощущается, когда мы смотрим на бюджет. И хотя мне удалось несколько снизить дефицит бюджета 2018 года и он в широком смысле сбалансирован, тут есть и негативный знак - что мы находимся в жестком минусе. Это неправильно. Наш государственный долг снижается, мы возвращаем кредит. На самом деле в государстве все в порядке с финансами.

Теперь я буду работать над тем, чтобы бюджет 2019 года был полностью сбалансирован. Если сейчас у нас запланирован 0,25-процентный минус, то моя цель - от него избавиться. Это дало бы хороший сигнал. Иначе, возникнет мнение, что нынешнее правительство только тратит, а другие зарабатывают. Мы должны освободиться от этого клейма.

- Это не только клеймо: вы создали этот дефицит. Если не брать в расчет оппозицию, то вас за это очень жестко критиковал и Банк Эстонии.

- Дело еще и в том, что когда правительство Юри Ратаса составляло свои планы, экономика не росла так хорошо. Поэтому им пришлось создать дефицит, чтобы оплатить свои обещания. Теперь, когда экономика начала расти, этого не нужно.

Я думаю, что Банк Эстонии видит угрозу в государственных инвестициях в дороги и здания. В то же время это пустые разговоры, даже мифы, что правительство разогревает и без того горячую экономику только ради денег. Инвестиции в инфраструктуру распределены на несколько лет и в будущем году стратегических инвестиций запланировано всего на пару десятков миллионов.

Сейчас дело стоит за деньгами Европейского союза. Мы не можем сказать, что не будем брать деньги у Европы. Четыре года строительный сектор находился в спаде и теперь начал расти. Но когда был спад, государство не делало ничего. Те, кто тогда ничего не делали, а теперь критикуют, должны бы посмотреть в зеркало.

- Самое дорогостоящее и важное решение коалиции – повышение не облагаемого налогом минимума до 500 евро – по вашему мнению, является хорошей и понятной системой?

- Это смелый шаг в правильном направлении, за который коалицию нужно благодарить. Не нужно облагать налогами доход, при котором еле сводят концы с концами.

В то же время, мне непонятно, почему подогреваются страхи, что система слишком сложная. Я не понимаю, почему часть политиков боится, что совершеннолетний мужчина не может сложить пару цифр. Неделями говорят о том, как все обвалится, но за это время можно было посчитать свободный от налогов доход для всей династии.

Система, конечно, сложнее, чем прежняя, но нужно подчеркнуть, что никто не будет платить подоходный налог больше 20 процентов. Просто, начиная с определенного уровня дохода, государство больше не будет делать подарков.

- Вы говорили, что у вас есть цель снизить государственную бюрократию. Что вы для этого сделали?

- Мы должны себя постоянно спрашивать, откуда берется бюрократия. Нынешний порядок государственного управления таков, что у политиков есть идеи и желания, министерства создают законопроекты, которые другим нужно прочесть и согласовать. Если кому-то законопроект не нравится, его отправляют на полку. Это одна большая бюрократическая машина, которую мы создаем сами.

Лучше всего мы можем распределять европейские деньги. Сейчас дотации у нас распределяются через восемь различных фондов. В ситуации, когда распределение евроденег снижается, нужно обобщить систему ходатайствования, чтобы она везде была одинаковой. Каждый здравомыслящий человек понимает, что так, как делаются дела сейчас, это - ненормально.

- Предприниматели верят государству и хотят платить налоги?

- Предприниматели хотят, чтобы государство им не мешало. Вернусь к бюрократии и дотациям. Дотации создают очень большую неразбериху, неравное обращение и плохую конкуренцию. Дотации создают беспомощное предпринимательство нового типа, которому не нужно справляться самостоятельно.

Наши раздающие дотации учреждения должны соблюдать очень много разных правил и потому являются бюрократическими, распределение дотация слишком контролируемо. И тут при распределении дотаций находят какие-то ошибки, начинаются длительные и дорогостоящие производства. Сколько бюрократии мы этим создаем!

Это мое личное мнение, но EAS уже по своему названию должен прежде всего заниматься развитием предпринимательства. А им приходится выпускать много пара потому, что они распределяют деньги и контролируют их использование. Дорогие мои, занимайтесь тем, для чего вы были созданы!

- Руководитель IRL Хелир-Валдор Сеэдер хотел бы, чтобы второй пенсионной ступени вообще не было. Вы его поддерживаете?

- У меня нет четкой позиции по данному вопросу, но мне приятно, что он начал эту дискуссию. Пенсионные фонды – это повод для беспокойства. Фонды каждый год инвестируют сотни миллионов евро за границу, но ничего в Эстонию. В то же время, мы ломаем голову, как привлечь иностранных инвесторов.

Другой вопрос – расходы на управление нашими фондами. И ОБСЕ говорил, что они слишком высокие. Многие финансовые эксперты говорят, что вторая ступень может быть разбазариванием денег. Это работало десятилетиями, но работает ли еще? Государство сейчас решило, что человек платит в пенсионную ступень - и все хорошо. Это действительно очень большая ответственность. Но является ли это лучшим решением? Но я тоже считаю, что в пенсионной системе нельзя совершать непродуманных революций.

- Кажется, что во время председательства в ЕС вам пришлось нелегко. Вы рады, что это заканчивается?

- Да, рабочая нагрузка сократится. Появится время больше заниматься внутриреспубликанским темами. Все эти встречи и выступления отнимают очень много времени. Пришлось проделать очень большую работу. Европейские дела раньше меня не особо интересовали, но в итоге я увидел, как много пользы мы получили от председательства. Как улучшилась наша репутация. Что люди хотят сюда вернуться.

- Что лично вы сделали для Эстонии во время председательства?

- Я руководил заседаниями Ecofin (Совет министров экономики и финансов Европейского союза – ред.). Это была моя задача. Общался с другими министрами. Я был частью эстонского проекта.

Во многом мне помогло знание немецкого языка. Например, Шойбле (бывший министр финансов Германии Вольвганг Шойбле – ред.) хорошего мнения об Эстонии. Председательство было успешным. Более того, многие коллеги считают, что это было лучшее председательство за все времена!

- Министр финансов – это одна из ключевых должностей. Куда можно стремиться еще выше?

- Я не являюсь человеком, у которого разгорается карьерный аппетит. Я стал министром финансов не потому, что это невероятное везение и высокий прыжок в карьере.

И во времена предыдущей коалиции мое имя называлось в качестве возможного министра, но я отстранился от этого. Сейчас я принял предложение потому, что почувствовал, что наша страна начала двигаться в неправильном направлении. Я считаю, что смог вернуть коалицию на верный путь, или вернее – на правильные рельсы.

CV

Тоомас Тынисте

Родился 26 апреля 1967 года

Образование:

Таллиннская 42-я средняя школа

Таллиннский университет, специальность – физическая культура

Послужной список:

2005-2017 Председатель правления OÜ Laste Maailm

1996-2017 Член правления OÜ Breting

1993-2017 Член совета AS LTT

Был также председателем волостной управы Виймси

2006-2007 Депутат Таллиннского городского собрания и председатель фракции Союза Отечества в городском собрании

2002-2003 Депутат Таллиннского волостного собрания

2007-2015 Депутат XI и XII созывов Рийгикогу, заместитель председателя экономической комиссии

2008-2011 Член совета Центра управления государственными лесами

2016-2017 Председатель совета госфирмы AS EVR Cargo

2017 Министр финансов Эстонии

Источник: https://rus.postimees.ee/